www.G-2B.com www.G-2B.com
форум сайта проекта "ЮКисП"
 Помощь      Поиск      Участники


 Страниц (14): В начало « ... 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 ... » В конец    

> Описание: ..книгу
2B администратор
Отправлено: 12 Мая, 2011 - 07:33:58
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Поддерживаю! Улыбка
   Top
2B администратор
Отправлено: 26 Мая, 2011 - 08:23:14
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Эндер не мог пойти в спальню своей армии, ибо давно понял, что хорошие командиры не появляются там без причины. У солдат должна быть возможность отдохнуть, расслабиться, не опасаясь, что кто-то наблюдает за ними и делает на основании их слов и поведения "далеко идущие выводы".


Орсон Скотт Кард. "Игра Эндера"



Вэл всегда была рядом. Они могли и не разговаривать друг с другом - Вэл и Эндер так давно знакомы, что почти не нуждались в словах. Но когда Валентины не было, Эндер не мог справиться с собственными мыслями. Они перестали принимать завершенную форму, потому что некому было их высказать.


Орсон Скотт Кард. "Голос тех, кого нет"



На самом старшем ребенке родители всегда делают самые ужасные ошибки. В это время они меньше всего знают, но прилагают более всего стараний. Тем самым, имеется наибольшая вероятность того, что поступят плохо. И при этом упрямо будут твердить, что ведут себя правильно.

Джейн следит за всем. Одновременно она может выполнять миллион заданий и следить за тысячей дел. Ни одна из этих ее возможностей не является бесконечной, но такою ее можно признать по сравнению с нашей жалкой способностью мышления об одном деле, когда выполняем что-то совсем другое Зато ее чувства подвержены иным ограничениям, нам неизвестным... а точнее: это мы сами являемся самым большим ее ограничением. Она не видит и ничего не знает ни о чем, что не было введено в виде данных в компьютеры, соединенные в громадную межпланетную сеть анзиблей.
Это ограничение не столь уж большое, как могло бы показаться. У Джейн имеется чуть ли не мгновенный доступ к данным любого космолета спутника, каждой системы контроля за движением и чуть ли не каждого управляемого электроникой шпионского устройства в человеческой вселенной. За то она практически никогда не слышит ссор влюбленных, читаемых на ночь сказок, ни школьных дискуссий, ни болтовни за ужином, она не видит пролитых в одиночестве горьки слез. Джейн известна лишь та часть нашей жизни, которую мы представляем в цифровой форме.
Если бы спросить Джейн точное число человечески существ на населенных планетах, она быстро бы выдала результат, основанный на данных переписи населения, с прибавлением вероятности числа рождений и смертей в каждой группе. В большинстве случаев ей удалось бы сопоставить номера с фамилиями, хотя никто из людей не мог бы прожить достаточно долго, чтобы прочитать этот список. А если бы сообщить ей имя, любое какое только сейчас пришло в голову - Хань Цинь-цзяо, к примеру - и спросить: а что это за особа? Джейн практически мгновенно сообщит все самые существенные данные: дату рождения, гражданство, происхождение, рост и вес на время последнего медицинского обследования, школьные отметки.
И все же, вся эта охотно сообщаемая ею информация для Джейн остается всего лишь шумом. Спрашивать Джейн про Цинь-цзяо, это все равно, что спрашивать ее о конкретной молекуле водяного пара в далекой туманности. Молекула наверняка находится там, но в ней нет ничего особенного, что отличало бы ее от мириад других, находящихся рядом.


Орсон Скотт Кард. "Ксеноцид"
   Top
Andriy
Отправлено: 24 Июня, 2011 - 21:34:23
ID


Житель Донецка №1


Сообщений всего: 1109
Дата рег-ции: Сент. 2004  
Откуда: Україна
Репутация: 19




И всё-таки напишу о прочитанной книге. Это самая настоящая художественная литература - второй лауреат конкурса "Коронация слов-2007". Более того, это самый настоящий "укрсучлит", а значит, описаны изнасилования, грабежи, убийства и в наличии нецензурная лексика - в то же после прочтения становится понятнее смысл жизни настоящей Украины здесь и сейчас. Мистическая, религиозная и в тоже время простая и понятная книга, от чтения которой, по признанию многих, невозможно оторваться. И это действительно так!
И хотя книга начинается с ужасающей многих ценителей морали сцены педофилии, но

"ось — знову багнюка. Ти руку простягла — та ні, це ж чисте озеро. А всі навкруги — сліпі! Сліпі й кричать тобі: «Багнюка! Багнюка!» А ти оглухни! Оглухни, дитино, бо якщо ні — брести тобі крізь життя навпростець до скону і щастя не мати"

Ещё несколько цитат:
Душа твоя чиста розірвана навпіл, і не знаєш ти, що добре, а що зле. А як того не розумієш, то й бредеш навпростець, хоч шляхи самі під ноги просяться.

— Да, Тася! Киеву до Москвы далеко… Размах не тот! Эх, если бы не Горбачев… Мы б с тобой сейчас в Большом театре «Аиду» слушали.
— А мне тут нравится, Богдан. А как тебя уважают! Разве этого можно было ожидать в Москве?
— Это точно! А знаешь, почему меня уважают? Потому что я преподавал в Москве! Понимаешь? Чувствуешь парадокс, Тася?

— Як вас… по батькові? Іванович? Петрович?
— Та якесь жидівське, — зітхнув чолов'яга. — Мануїлович.
— Чому ж жидівське, — втрутився Ігор. — Мануйло… Дуже розповсюджене колись українське ім'я.
— Е-е-е, ви не плутайте, люди добрі. Мануйло — то одне, а Мануїл інше, — розсудив чолов'яга. — А в мене у паспорті записано Мануїлович. А все та дівчина у конторі. Їй писати треба уважно, а вона хлопцям бісиків розкидає.

— А проклади-но сюди асфальт, проведи газ, кабельне телебачення, набудуй кінотеатрів, комп'ютерів навези, інтернет… І все! Усе пропаде. Щезне. Зникне.
— Що пропаде?
— Усе! Традиції, пісні, щиросердість, столи накриті… Нічого не залишиться.
— Залишиться… У селі люди особливі, — почав був Денис.
— Село — не люди, — відповів Ігор. — Розглядати село як скупчення людей — величезна помилка. Село — це традиції, це скарбниця нації, це продовження природного способу життя на противагу звихнутій урбанізації.
— Згоден. Як ти добре сказав: на противагу звихнутій урбанізації... А ця колюча стерня… А небо… А ця тиша… — Денис задер голову догори. — У мене відростають крила.
Раптом зупинився, повів носом.
— Звідки тхне? — запитав.
— Ти у коров'яче лайно вступив, — спокійно відповів Ігор.


Мабуть, ти, сидячи у своєму кабінеті, намалював собі картинку під назвою «Українська глибинка», а тепер дратуєшся, бо у справжній глибинці, як виявилося, є те, чого твій олівець не відтворив. А село від того гіршим не стало. Воно таке саме ірраціональне й мудре. І в тому його Грандіозність.

Люко Дашвар
Село не люди

(Отредактировано автором: 24 Июня, 2011 - 21:35:24)

   Top
2B администратор
Отправлено: 25 Июня, 2011 - 09:19:05
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Дег говорит, что он - лесбиянка, запертая, как в мышеловке, в мужском теле. Попробуй-ка понять эту формулировку. Когда смотришь, как он курит в пустыне сигареты с фильтром и пот, едва проступая на его лице, сразу же испаряется, а Клэр у зарешеченного заднего вентиля сааба дразнит собак кусочками курицы, единственное, что приходит на ум, - это выцветшие фотокарточки на бумаге Кодак, сделанные много лет назад и пылящиеся, как правило, где-то на чердаке, в коробке от обуви. Ну знаете: пожелтевшие, мутные, на заднем плане обязательно виднеется большая нерезкая машина, а наряды смотрятся удивительно стильно. Глядя на эти фото, остается только дивиться, как милы, печальны и наивны мгновения жизни, зафиксированные объективом, - ведь будущее по-прежнему неведомо и еще только готовится причинить боль. В эти мгновения наши позы кажутся естественными.


Дуглас Коупленд. "Поколение Икс"
   Top
Коля Логан
Отправлено: 02 Июля, 2011 - 23:10:50
ID


почетный участник


Сообщений всего: 4204
Дата рег-ции: Июль 2008  
Откуда: Донецк, Украина
Репутация: 28




Знаешь что это? Это бухгалтерские книги. Я тут сижу и веду их, потому что мы хотим знать, сколько денег ты истратил и на что. Я говорю тебе об этом, потому что кое-кто думает, будто он отправляется в шикарную загранкоммандировку за счет Государства Израиль. Так вот - я хочу квитанции. Ты берешь катер, прекрасно, представь квитанцию. Ты заказал такси, замечательно - представь квитанцию.И если ты берешь такси или катер, постарайся, чтобы это было действительно необходимо. Потому что я спрошу, зачем. Если ты можешь обойтись без - обойдись без. Садись в метро. Садись в автобус. Иди пешком! Иначе я вычту эти деньги из твоей зарплаты. Пойми меня правильно: если это нужно для работы - значит, нужно. Но в этом деле важна работа, а не твоя персона. Для меня ты не герой, что бы ты ни сделал, для меня ты подотчетное лицо. Если ты доставишь мне самого Гитлера в наручниках, я скажу - очень хорошо, а где квитанции? Запомни - ты работаешь не на барона Ротшильда. Ты работаешь для Израиля. Ты понял?


Рафаил Блехман. Моссад, Аман, Шабак или Возмездие по-Еврейски

(Научно-популярное издание Ужасти! )

(Отредактировано автором: 03 Июля, 2011 - 01:02:09)

   Top
2B администратор
Отправлено: 08 Июля, 2011 - 11:18:39
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




- Ты мне вот что скажи: ты умер, закопали тебя в землю, и летаешь ты себе в том мире, где мы все будем, - так вот, расскажи, чем тебе запомнилась Земля?
- Ты о чем? Не понимаю.
- Какое мгновение олицетворяет для тебя всю суть твоей жизни на этой планете? Что ты унесешь с собой?
Молчание. Тобиас не понимает, к чему она клонит, да и я, честно говоря, тоже. Она продолжает:
- Поддельные яппи-переживания, которые покупаются за деньги, - типа спуска на байдарках по водопаду или катания на слонах в Таиланде, - не в счет. Я хочу услышать рассказ об одном кратком мгновении твоей жизни, доказывающем, что ты и вправду жил.
Тобиас никак не соглашается расколоться. Похоже, ждет, что кто-нибудь подаст ему пример.
- Я могу сказать, - произносит Клэр.
Все взоры обращаются к ней.
- Снег, - говорит она нам. - Снег.

- Снег, - произносит Клэр … - Я никогда не забуду, как увидела снег впервые. В двенадцать лет. Дело было сразу после первого и самого крупного родительского развода. Я приехала погостить к матери в Нью-Йорк и стояла на пешеходном островке посреди Парк авеню. До этого я никогда не выезжала из Л.А. Огромный город меня зачаровал. Я смотрела, задрав голову, на здание Пан-Америкэн и размышляла о главной проблеме Манхэттена.
- Которая состоит в... - спрашиваю я.
- Которая состоит в том, что вес распределен уж очень неравномерно: башни и лифты; сталь, камень, цемент. Так много массы на такой высоте, что сама гравитация может вывернуться наизнанку - стрясется кошмарная инверсия - произойдет культурный обмен земли с небом. (Обожаю, когда у Клэр начинаются такие вот закидоны.) Эта мысль вогнала меня в дрожь. Но как раз в этот момент братец Аллан дернул меня за рукав - зажегся зеленый свет для пешеходов. И когда я повернула голову, чтобы видеть, куда иду, мне в лицо - хло-оп! - ударилась первая в моей жизни снежинка. Она растаяла у меня в глазу. Я сначала даже не поняла, с чем это столкнулась, но потом увидела мил-ли-о-ны снежинок - белых, пахнущих озоном, тихо спускавшихся сверху, точно обрывочки кожи, сброшенной ангелами. Даже Аллан остановился. Машины сигналили нам, но время замерло на месте. Так что да - если я унесу с Земли одно-единственное воспоминание, это будет то мгновение. По сей день я считаю, что мой правый глаз заколдован.
- Бесподобно,-- говорит Элвисса. Она поворачивается к Тобиасу. - Усек смысл?
- Дайте секундочку на размышление.
- У меня есть пример, - заявляет Дег с некоторым энтузиазмом (подозреваю, что энтузиазм этот частично вызван желанием заработать симпатию Элвиссы). - Это произошло в 1974-м. В Кингстоне, провинция Онтарио. - Он закуривает. Мы ждем. - Мы с отцом остановились на бензоколонке, и мне было поручено залить бензобак. У нас была галакси-500, машина не хухры-мухры. Для меня задача наполнить ее бензобак была сопряжена с огромной ответственностью. Есть некий тип постоянно простуженных мальчишек-недотеп, которые так толком ничему и не научаются: ни тебе бензобак залить, ни рыболовную леску распутать, - таков был и я. Вечно делал что-нибудь наперекосяк - ломал, губил вещи.
Итак, отец в киоске покупал карту, а я - снаружи - чувствовал себя настоящим мужчиной и гордился тем, что пока ничего не натворил - не поджег бензоколонку или типа того, - а бак был уже почти полон. Отец вышел в тот момент, когда я закачивал последние капли, - и тут пистолет просто-таки взбесился. Начал заливать все вокруг. До сих пор не знаю почему, но он брызгал как ненормальный бензином, брызгал на мои джинсы и кроссовки, на наши номера, на цемент под ногами - все было облито вроде как пурпурным ликером. Отец все видел, и я подумал, что сейчас мне будет выволочка. Я почувствовал себя маленьким-маленьким. Но вместо этого он улыбнулся и сказал: Эх, старик. Правда, бензин обалденно пахнет? Закрой глаза и вдохни. Чистый-чистый. Будущим пахнет. Я так и сделал - закрыл глаза, как он велел,
и глубоко вдохнул. И в это мгновение увидел яркий оранжевый свет солнца, проникающий сквозь веки, и почувствовал запах бензина - у меня аж ноги подкосились. Это был лучший момент моей жизни, и если вы меня спросите (всей душой надеюсь, что спросите), я скажу, что рай просто обязан быть похож на эти несколько секунд. Иначе мне он на фиг не нужен. Вот чем мне запомнится Земля.
- Бензин был обычный или этилированный? - спрашивает Тобиас.
- Обычный, - отвечает Дег
- Класс.
- Энди, - Элвисса смотрит на меня, - ты?
- Я знаю, какое у меня останется воспоминание о Земле. Это запах - запах бекона. Было воскресное утро у нас дома, и мы все вместе завтракали - событие беспрецедентное, поскольку я и мои шестеро братьев и сестер унаследовали от мамы склонность по утрам ненавидеть не только запах, но и сам вид пищи. Вместо завтрака мы обычно спали.
Более того, не было даже особого повода для трапезы. Все мы вдевятером оказались на кухне случайно, и были веселы и добры друг к Другу, и зачитывали вслух всякие гадости из газет. Было солнечно: никто не психовал и не злобствовал.
Я четко помню, как стоял у плиты и жарил бекон. Уже тогда я понимал, что нашей семье дано лишь одно такое утро - утро, когда все нормальны, все добры и знают, что любят друг друга, ничего не требуя взамен, и что вскоре (как это и случилось) мы все сдвинемся умом и разойдемся в разные стороны, что неизбежно происходит со всякой семьей по истечении энного количества лет.
Внимая всеобщим шуткам и подкармливая собаку кусочками яичницы, я едва не плакал. Я терзался ностальгией по событию, которое в этот самый момент происходило на моих глазах. Все это время в мои руки впивались иголочки кипящего жира, но я даже не вскрикивал. Для меня эти иголочки были столь же приятны, как щипки, которыми, бывало, награждали меня сестры, пытаясь вытянуть из меня, которую из них я люблю больше, - эти-то легкие уколы и запах бекона я и возьму с собой; это будет моим воспоминанием о Земле.
Тобиасу невтерпеж. Он подался вперед, как ребенок, сидящий в магазинной тележке и тянущийся за упаковкой сладких кукурузных палочек:
- Я знаю, какое у меня воспоминание! Теперь знаю!
- Ну так расскажи нам, - говорит Элвисса.
УЛЬТРАКРАТКОВРЕМЕННАЯ НОСТАЛЬГИЯ: тоска по совсем недавнему прошлому: Боже, как же все было хорошо еще на прошлой неделе!
- Значит, это самое... (одному богу известно, что это будет). Когда-то каждое лето в Такома-парке (округ Вашингтон - я же знал, что он родом с востока) мы с отцом налаживали коротковолновый приемник, оставшийся с пятидесятых годов. На закате мы протягивали через сад проволоку и привязывали к липе - получалась антенна. Мы перебирали все частоты, и если пояс Ван-Аллена не создавал помех, ловилось буквально все: Йоханнесбург, Радио-Москау, Япония, Пенджаб. Но чаще всего мы принимали сигналы из Южной Америки, всякую там забавную музыку призраков - болеро-самбу по трансляции из ресторанов Эквадора, Каракаса или Рио. Звук был тихий-тихий, но чистый. Как-то вечером мама вышла на террасу в розовом сарафане, держа в руках
полный стеклянный кувшин лимонада. Отец подхватил ее, и они закружились под самбу - мама даже лимонад не поставила. Она взвизгивала, по ей было приятно. Мне кажется, она наслаждалась легким привкусом риска, который придавала танцу опасность разбить кувшин. Стрекотали сверчки, за гаражом гудели провода высоковольтной линии, и только мне, мне одному принадлежали мои в ту минуту совсем юные родители они и эта чихая музыка, похожая на рай: далекая, отчетливая, ускользающая сквочь пальцы, она пришла из того неведомого места, где вечно стоит лето, где красивые люди только и делают, что танцуют, и куда. даже если очень захочется, невозможно позвонить по телефону. Вот что для меня Земля.
Да, кто бы мог подумать, что Тобиас способен на такое? Придется нам провести повторную экспертизу его личности.
- А теперьтырассказывай - ты же обещала, -- говорит Тобиас Элвиссе. Та приуныла, точно речь шла о каком-то пари, которое она сдуру заключила, а теперь жалеет.
- Хорошо-хорошо, расскажу, - бурчит она. - Клэр говорила, что вы иногда рассказываете истории, так что надеюсь, вы меня не посчитаете за идиотку. Только пусть никто не острит, ладно?
- Спокойно, - говорю я. - Это и есть наше основное правило.

Элвисса приступает к рассказу.
- Эту историю я назвала Мальчик с глазами колибри. Пожалуйста, сядьте поудобнее и расслабьтесь, я уже рассказываю. Все началось в Таллахесси, Флорида, где я росла. Жил по соседству мальчик Кертис, он был лучшим другом моего брата Мэтта. Моя мать звала его Кертис-ленивец, потому что по жизни он шел неспешным шагом, говорил редко, а все только молча жевал своими квадратными челюстями сандвичи с болонской колбасой, да еще, если у него появлялось такое желание, дальше всех отбивал бейсбольный мяч. Молчал он просто офигитсльно. И все-все умел. Я, разумеется, влюбилась в Кертиса по уши в тот самый момент, когда грузовик с нашими вещами подъехал к нашему новому дому, и я впервые увидела ею -- он лежал на соседском газоне и курил сигарету. Мать, как заметила, чуть в обморок не упала - ему, насколько я помню, тогда и пятнадцати не было. Я сразу же начала подражать ему во всем. Чисто внешне - я скопировала его прическу (и по сей день чувствую, что мои
волосы в некотором роде принадлежат ему), нестираные футболки, немногословность и походку пантеры. То же самое проделал и мой брат. И мы трое провели вместе энный период (который я и посейчас считаю самым счастливым временем в своей жизни), гуляя но нашему микрорайону, который почему-то так и остался недостроенным. Мы играли в войну внутри длиннющих домов, обжитых пальмами, и ризофорой. и всякими зверюшками: в розовых ваннах на перинках из листьев лежали робкие броненосцы, воробьи влетали и вылетали в парадные двери, распахнутые прямо в раскаленное добела флоридское небо, дымчатые испанские лишайники затеняли окна. Мать, разумеется, цепенела при одной мысли об аллигаторах, но Кертис-ленивец заявил, что одной рукой уложит любого хищника, который вздумает на меня напасть. Встественно, после этого я с нетерпением ждала встречи с хищником.
В наших войнушках я всегда была сестрой Мейерс Героиия комедийного телесериала М.А.S.H., действие которого разворачнвасюя в полевом госпитале во время американо-корейской войны. и должна была перевязывать раны Кертиса, которые с течением времени стали подозрительно часто концентрироваться в области паха и нуждаться во все более изощренном лечении. Заброшенная супружеская спальня в глубоком тылу Забытого микрорайона стала нашим походным госпиталем. Мэтта посылали домой за пайком - пакетиками воздушного риса и солеными палочками Космические. Тем временем я должна была подвергать пах Кертиса ритуальным лечебным процедурам, которые он изобретал сам. В их названиях отражалось пристрастие к бульварной прессе: Трипольский массаж а-ля Херши или Грязевая ванна ханойской путаны. Кертис читал только журнал Солдат удачи; ну а мне названия этих процедур ничего не говорили, и только много лет спустя при воспоминаниях о тех днях стали вызывать смех.
В этой сказочной болотистой комнате меня лишили девственности, но проделано это было так нежно, что даже сейчас я считаю, что мне здорово повезло - по сравнению с тем, что рассказывали про свою дефлорацию очень многие мои подруги. Я отчаянно привязалась к Кертису, как может привязаться разве что юная невеста старшего школьного возраста. Когда его семья переехала (мне было пятнадцать), я две недели ничего не ела. Разумеется, он даже не черкнул мне открытки, да я и не ждала, это было не в его стиле. Без него я долго-долго ходила как потерянная. Но жизнь продолжалась.
Прошло, должно быть, лет четырнадцать, прежде чем воспоминания о Кертисе обрели статус безболезненных; я вспоминала его лишь изредка – ощутив знакомый запах пота, исходящий от какого-нибудь незнакомца в лифте, или видя мужчин с похожей мускулатурой - чаще всего то были парни, что стоят на обочинах автострад с картонками, на которых написано Работаю за еду.
И вот несколько месяцев назад здесь, в Палм-Спрингс, со мной случилось нечто необыкновенное...
Я была в Спа де Люксембург. Я ждала постояльца, которому должна была продемонстрировать кой-какие алоэ-продукты, так что свободного времени у меня было до фига. Занималась я тем, что обитатели теплых мест проделывают редко, - лежала у бассейна, наслаждаясь солнышком. Передо мной в шезлонге сидел какой-то мужчина, но так как я вышла к бассейну с противоположной стороны, то не обратила на него особого внимания - заметила только, что это брюнет с хорошей стрижкой и красивым телом. Время от времени он начинал дергать головой вверх-вниз, а потом вправо-влево. Но не как паралитик, а так, словно то и дело замечал краем глаза что-то соблазнительное, и каждый раз вроде бы оказывалось, что он обмишурился.
И вот выходит из павильона минеральных вод эдакая богатая бабенка, натуральная Сильвия (Сильвиями Элвисса зовет богатых, хорошо одетых и удачно причесанных женщин), и семенит в своих туфельках-шмуфельках и платье от Лагерфельда прямо к парню, который сидит впереди меня. Что-то там такое мурлычет - уж не расслышала что, - а потом надевает золотой браслет ему на руку, которую он подставляет ей (язык жестов) с таким огромным энтузиазмом, словно Сильвия ему не браслет напяливает, а прививку делает. Целует она его в эту самую руку, говорит: Буду в девять, - и ковыляет себе прочь.
Меня разобрало любопытство.
Спокойно-спокойно я прохожу к бару у бассейна - ты, Энди, в этом баре работал, - заказываю самый изысканный коктейль розового цвета, а затем топаю обратно к своему насесту, по дороге исподтишка рассматривая парня. И когда я увидела, кто это, я, честно, чуть не померла на месте. Конечно же, это был Кертис.
Он был выше, чем я запомнила, пухлые полудетские щеки осунулись; тело у него стало мускулистое, боксерское, как у парней, покупающих на бульваре Голливуд одноразовые шприцы, - ну знаете, тех, которые с противоположной стороны улицы кажутся немецкими туристами, а как подойдешь поближе... Факт тот, что он весь был, как веревочками, оплетен белыми шрамами. И - бог мой! - мальчик не раз побывал в салоне татуировщика. На внутренней стороне левой ляжки красовалось распятие, через левое плечо грохотал локомотив. Под колесами локомотива размещалось сердечко, надтреснутое, как тарелка; другое плечо украшал букетик из игральных костей и гортензий. Парнишка, верно, многое повидал на своем веку.
Я сказала: Привет, Кертис, а он поднял голову и заорал: Ух ты, черт возьми! Кэтрин Ли Мейерс! Что дальше говорить, я не знала. Поставила бокал, села, подтянув к подбородку колени (этакая поза зародыша), в соседний шезлонг, уставилась на него, истало мне тепло. Он привстал, чмокнул меня в щеку и сказал: Я скучал по тебе, куколка. Думал, так и не увижу до самой смерти.
На несколько минут все вокруг растворилось в счастье. Но вскоре мое время вышло. Появился клиент. Кертис рассказал, что привело его в наш город, но я так и не въехала в подробности - какая-то киногруппа из Л.А. (ну-ну). Но все время, пока мы разговаривали, он не переставал крутить головой и коситься невесть на что. Я спросила, что он высматривает, а он кратко ответил: Колибри. Может, расскажу вечером. Он дал мне свой адрес (квартиры, а не гостиницы), и мы условились вечером, в половине девятого, поужинать. Ну не могла ведь я у него спросить: А как же Сильвия?, это было бы слишком. Даже зная, что ей назначено на девять. Мне не хотелось, чтобы он подумал, что я сую нос в чужие дела.
Итак, наступило восемь тридцать, восемь тридцать плюс еще чуточку. Дело было в тот самый вечер, когда случилась буря... помните? Я еле-еле добралась по адресу в ужасный, построенный в семидесятых район кооперативных домов возле Ракет-клаб-драйв, в продуваемой всеми ветрами части города. Электричество отключилось, уличные фонари тоже накрылись. Канализационные решетки, рассчитанные на потоп, уже начало заливать, на ступеньках перед домом я из-за этой темнотищи споткнулась. Квартира - триста какая-то – была на третьем этаже, так что пришлось подниматься пешком по черной, как преисподняя, лестнице и стучать в дверь - но лишь затем, чтобы не получить ответа. Я просто взбесилась. Повернувшись, чтобы уйти, я заорала: Чтоб ты провалился, Кертис Доннели, - тут-то он услышал мой голос и открыл.
Он был пьян. Попросил не обращать внимания на обстановку - квартира принадлежала его другу, манекенщику Ленни. С ударением на и, - уточнил он. - Сама знаешь, что за люди эти манекенщики.
Да, это был уже не тот маленький мальчик из Таллахесси.
В квартире отсутствовала мебель и, из-за неполадок с электричеством, свет; Кертис нашел в кухонном шкафу Ленни несколько пачек именинных свечей и начал зажигать их одну за другой. Они еле теплились. Я с трудом разглядела, что стены оклеены черно-белыми фото моделей, выдранными (и довольно-таки неаккуратно выдранными, надо сказать) из журналов мод. Пахло там, как пахнут рекламные вкладыши с образцами духов. Модели были преимущественно мужского пола и с кислыми рожами; щуря
марсианские глаза, выставляя напоказ свои атлетические мышцы и кости, они строили нам козьи морды из всех углов. Я старалась делать вид, что их не замечаю. Когда человек старше двадцати пяти лет выдирает из журналов всякую фигню и лепит скотчем к стенам, это просто-напросто страшно.
Похоже, у нас с тобой судьба такая - встречаться только в нежилых помещениях, а, Кертис? - сказала я, но, по-моему, он не уловил намека на наш давний походный госпиталь любви. Мы расстелили на полу одеяла, уселись у раздвижной двери и стали смотреть на бурю за окном. Чтобы снять напряжение, я быстренько заглотнула рюмку виски, но добавлять не стала. Мне хотелось удержать эту ночь в памяти.
Короче, завязалась классическая вялая, заторможенная беседа типа сколько лет, сколько зим. Время от времени, как и положено на сеансах натужных воспоминаний, комната озарялась случайными тусклыми улыбками, но общая атмосфера была далеко не теплой. По-моему, мы оба задумались, а стоило ли вообще нам встречаться. Кертис допился до сентиментальности и, кажется, уже собирался разрыдаться.
Затем в дверь постучали. Это была Сильвия.
Ох, бля, это Кейт - прошептал он. - Молчи. Пусть орет; пока не устанет. Пусть уйдет.
Кейт с той стороны двери, на черной-пречерной лестничной клетке, вела себя почище стихии. И не подумаешь, что это та кроткая маленькая дневная Сильвия. Сам дьявол покраснел бы от словечек, которыми она обзывала Кертиса, требуя открыть дверь, вопя, что он трахает все, что шевелится и платит... какое там - все, что шевелится и не шевелится, лишь бы платили. Она требовала назад свои талисманы и угрожала прислать мужниных шестерок за твоим последним яйцом. Соседи были если не в ужасе, то уж точно в восторге.
Но Кертис лишь крепко прижимал меня к себе и молчал в тряпочку. Наконец Кейт выдохлась, нарыдалась и беззвучно удалилась. Вскоре мы услышали, как на улице завелся автомобильный двигатель, взвизгнули шины.
Я чувствовала себя неуютно, но в отличие от соседей могла удовлетворить свое любопытство. Однако прежде чем я успела приступить к расспросам, Кертис сказал: Не спрашивай. Спроси о чем угодно. О чем угодно. Только не об этом.

- Хорошо, - сказала я. - Давай поговорим о колибри. В ответ он рассмеялся и повалился на одеяло. Я обрадовалась - напряжение спало. Он стал снимать штаны со словами: Не волнуйся. Ты все равно со мной не захочешь. Уж поверь мне, куколка. Потом, раздетый, он раздвинул ноги и подсунул ладонь под мошонку. Смотри. Да, яичко было одно.
Это случилось в ... , - сказал он (название страны я по своей дурости забыла, кажется, где-то в Центральной Америке). Он назвал ее каморкой для слуг.
Он снова лег на одеяло в обнимку с бутылкой виски и начал рассказывать, как воевал там в качестве наемника. О дисциплине и товариществе. О банковских чеках, которые им тайно передавали господа с итальянским акцентом. Наконец-то он чувствовал себя в своей тарелке.
Он описывал в подробностях свои подвиги, показавшиеся мне не более интересными, чем хоккейный матч по телевизору, но я тактично не подавала виду. И тут он стал через каждые два слова вворачивать одно имя - Арло. Арло, как я поняла, был его лучшим другом, и даже больше, чем другом; такими друзьями (и как знать, только ли друзьями) мужчины становятся на войне.
Как бы там ни было, однажды Кертис с Арло были под огнем; схватка приобрела угрожающий характер. Им пришлось залечь и замаскироваться, направив раскаленные дула своих пулеметов в сторону врага. Арло лежал рядом с Кертисом; у обоих просто руки чесались открыть огонь. И тут вдруг прямо в глаза Арло стал пикировать колибри. Арло отмахивался, но тот упорно возвращался. Потом появился второй. За ними - третий. Какого хрена они к тебе лезут? - спросил Кертис, и Арло объяснил, что некоторых колибри привлекают предметы голубого цвета и они их подбирают, чтобы строить гнезда; похоже, сейчас им вздумалось пустить на гнезда глаза Арло.
В этот момент Кертис произнес: Стоп, у меня ведь тоже глаза голубые..., но Арло, пытающийся отогнать птиц, так размахивал руками, что привлек внимание противника. По ним открыли огонь. Вот тогда-то пуля вошла в мошонку Кертиса, а другая пронзила сердце Арло, убив того на месте.
Что случилось потом, я не знаю. Но на следующий день, несмотря на ранение, Кертис присоединился к похоронной команде и вернулся на поле боя - собирать тела погибших. Когда нашли Арло, то ужаснулись даже бывалые солдаты похоронной команды, и не из-за пулевых ран (это привычное зрелище), а из-за дикого надругательства, совершенного над трупом: в глазах Арло остались одни белки, голубые радужные оболочки были выклеваны. Местные сыпали проклятиями и крестились, но Кертис просто опустил Арло веки и поцеловал его в каждый глаз. Он знал о колибри, но никому о них не рассказал.
В тот же вечер, списанный по ранению, он оцепенело сидел в кресле в салоне самолета, летящего в Штаты. Его занесло в Сан-Диего. И с этого момента его жизнь покатилась с горки. Началось то, о чем он не желал мне рассказывать.
Так вот почему ты все время следишь за колибри, - сказала я. Но это было еще не все. Лежа на полу, освещенный печальной триадой именинных свечей, озарявших также угрюмые мясные рулеты на стене спальни, он заплакал. Господи, вернее сказать, разревелся. Он не плакал. Он рыдал, и все, что я могла сделать, это приникнуть подбородком к его сердцу и слушать, слушать, как он причитает над своей пропавшей без вести молодостью, сокрушается, что ничего-то не осталось от его былых взглядов на жизнь, представлений о том, что хорошо и что плохо; он превратился в слегка чокнутого робота. Из-за увечья меня даже в порно сниматься не возьмут. Разве что за гроши. Какое-то время мы лежали молча. Потом он заговорил, но речь его напоминала колесо рулетки, когда оно еле вращается, уже собираясь остановиться. Знаешь, куколка, - сказал он. - Иногда можно сдуру заплыть так далеко в океан, что уже не хватает сил повернуть к берегу. В этот момент, когда ты тихо себе дрейфуешь, птицы издеваются над тобой. Они напоминают о суше, до которой уже не добраться. Когда-нибудь, не знаю когда, один из этих крошечных колибри прицелится и вопьется в мой глаз, и когда это произойдет...
Он мне так и не сказал, что тогда сделает. В общем-то, и не собирался говорить - вместо этого он отключился. Вероятно, было уже за полночь, и мне при свете именинных свечей оставалось лишь смотреть на его бедное, покрытое боевыми шрамами тело. Я пыталась придумать что-нибудь - что угодно, - что могла бы для него сделать, но в голову пришло лишь одно. Я легла на него - грудь к груди, - поцеловала в лоб и уцепилась, как за поручни, за татуировки с поездами, игральными костями, гортензиями и разбитыми сердцами. И попыталась перелить в него свою душу. Я представила, что моя сила - моя душа - это белый лазерный луч, идущий от моего сердца к его сердцу, как те световые пульсации в волоконных кабелях, способные за секунду перекачать
миллион книг на Луну. Этот луч, которому ничего не стоит продырявить стальной лист, пронзил его грудь. Кертис мог принять или не принять от меня силу, которой ему явно не хватало: мне просто хотелось, чтобы он набрался ее про запас. Я бы отдала жизнь за этого человека, но в ту ночь я могла пожертвовать только тем, что осталось от моей молодости. Без сожаления. Так или иначе, когда дождь кончился, а я заснула, Кертис исчез из комнаты. И если судьба вновь не сведет нас (на что я мало надеюсь), - мы расстались навсегда. Он где-то там, неведомо где, и может, пока мы сидим и
разговариваем, маленькая пернатая драгоценность с рубиновой шейкой клюет его в глаз. И знаете, что случится, когда его клюнут? Считайте это предчувствием, но когда это произойдет - поезд мыслей в его голове перейдет на запасной путь. И в следующий раз, когда в дверь постучится Сильвия, он откроет. Считайте это предчувствием.
Мы все молчим, нам ясно, чем запомнится Элвиссе Земля.


Дуглас Коупленд "Поколение Икс"
   Top
2B администратор
Отправлено: 20 Июля, 2011 - 12:27:47
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Знаете, как появляется в женщине уверенность в себе?
Очень просто - ей нужно внимание мужчин!

Это когда вам назначили деловую встречу двое привлекательных парней, а потом пришли на нее с огромной коробкой конфет - просто так! При этом вы видите этих людей второй раз в жизни, и им от вас,собственно, ничего не нужно, т.е. конфеты, как взятку, расценивать не приходится. А прощаясь они вам говорят: "У вас очень приятная атмосфера, всегда рады общению!"

Или это когда водитель троллейбуса смотрит в движении не на дорогу, а на вас в зеркало, при этом передвигает свою колымагу со скоростью 5 км в час, учитывая, что в 7 утра дороги совершенно свободны и пробками даже не пахнет...

Или это когда продавец цветочного магазина, который вы проходите каждое утро по дороге на работу, зазывает вас в свой ларек и хочет подарить понравившиеся цветы.

Или это когда ваши коллеги постоянно хотят вас обнять или ущипнуть за задницу - мелочь, а приятно!

Или это когда вы идете забирать обувь у сапожника, а на вопрос: "Сколько с меня?", вам отвечают: "Для прекрасной девушки - бесплатно!"


o_настик

Скрытый текст:
Для просмотра скрытого текста необходимо авторизоваться
   Top
2B администратор
Отправлено: 20 Июля, 2011 - 12:29:37
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Мои воспоминания начинаются с Рональда Рейгана - мысли, соображения, всплески памяти, как салют из белых птиц на церемонии коронации. Из до-рейгановских времен я не помню почти ничего: зыбкие, призрачные сплетения каких-то образов, явно рожденные в полусне фантомы бесцветной серой эпохи: камешки вместо ручных зверушек... трусы и маечки, которые ты совал в рот... кольца из лунного камня, которые показывали тебе, здоров ли ты. Я тогда, наверно, спал не просыпаясь.
Но я помню и еще кое-что. Рассказать вам о коммуне хиппи, о жизни ребенка в лесу на острове в Британской Колумбии? Рассказать вам о пропахших рыбой спальных мешках, о скалящих зубы серых псинах с голубыми глазами-ледышками, о том, как взрослые по несколько недель кряду пропадали в лесу и потом, шатаясь и падая, возвращались в коммуну, - вся кожа в струпьях и ссадинах, волосы как заросли папоротника, глаза слепые от солнца, а речь - какая-то мешанина из глубокомысленных Ответов.
Рассказать вам, как одежда от грязи стояла колом, а потом просто выбрасывалась; о том, как моя младшая сестренка Дейзи и я бегали голышом, хлестая друг друга вырванными из морского дна водорослями с луковками на конце, а Джасмин с Нилом сидели тут же, глядя мутным взглядом на огонь костерка на берегу; о нашей неказистой, как и все в коммуне, хибаре из кедровых бревен, примостившейся где-то там, далеко в зарослях?
Помню книжки, разбросанные по всему ходившему ходуном дощатому полу. Помню какие-то сшитые из флагов хламиды, горшки с каким-то варевом и восковые свечи. Помню, как взрослые часами сидели, уставившись на крошечные радужные полоски от лучей, проходящих сквозь стеклянную призму, подвешенную в окне. Помню покой, и свет, и цветы.
Но давайте я расскажу вам и о том, как в этом мире все пошло наперекосяк, о заросших, волосатых лицах, побуревших от злобы и взаимных претензий, о внезапных исчезновениях, о неприготовленных обедах, о засохшем на корню горошке, о женщинах, еще совсем недавно таких кротких, а теперь - с поджатыми губами и вздувшимися на лбу венами, о заросших сорняками огородах, о зачастивших из Ванкувера законниках - об ощущении краха и распада - о долгой, длиной в день, дороге, когда не на что было даже посмотреть, на заднем сиденье ржавого фургона, о том, как дверцы открылись наконец навстречу вечернему Ланкастеру - городу настолько же сухому, насколько покинутый нами остров был сочно-зеленым, настолько же пустынному, насколько наша коммуна была густонаселенной.
И я расскажу вам о доме, ставшем нашим новым домом, и о новых чудесах там, внутри, - выключатели, лампы, конфорки; все делается в мгновение ока, все потрясает, все хрустит. Помню, как я прыгал на новеньком ровнехоньком полу и орал во всю глотку: "Твердо! Твердо!" Помню телевизор, стерео, и главное - надежность: свет, который не погаснет никогда.
Я дома.


Джим представлялся мне одиночкой с богато развитым воображением, из тех, кто, сидя в самолете, погружается в свои фантазии, всячески избегает вступать в беседу с попутчиком, только время от времени кивает головой, выражая молчаливое
согласие с автором аналитического материала в серьезном журнале по вопросам современной экономики и политики, а стюардесс едва-едва удостаивает скупым мужским словом.
Но теперь жизнь Джима и Лоррейн в корне переменилась, и не столько из-за материальных потерь, сколько из-за происшествия, которое случилось в Африке в конце прошлой весны.
Они отправились на уик-энд смотреть местную достопримечательность - роскошное озеро, такое огромное, что воды его упираются в горизонт, а вся поверхность сплошь покрыта розовыми лилиями и листьями этих лилий размером со слоновье ухо. На один из таких гигантских листьев Лоррейн усадила их с Джимом пятимесячную кроху Кирсти, намереваясь заснять эту "очаровательную" сценку на видео - так они себе это представляли. В считанные секунды, под ласковое жужжание камеры "Сони", на глазах у лучезарно улыбавшейся Лоррейн, которая стояла на берегу в обалденном костюме, купленном, без сомнения, в бутике при художественной галерее, из воды, прямо из-под листа, выпрыгнула огромная, крупночешуйчатая, бурая рыбина. Схватила Кирсти за ручонку и утянула под воду, в зыбкий ил - в мир, где безглазые чудища питаются клубнями водных растений, сбрасывают кожу и наяву воплощают наши жутчайшие ночные кошмары, - в беззвучный мир, где плачут младенцы-мертвецы.
Все заняло секунды три - от силы. На видеозаписи столько же. И теперь Джим и Лоррейн - конченые люди, с пробоиной в голове: как флоридский коралловый риф, в который врезался сбившийся с курса сухогруз, риф, который никогда уже не сможет себя регенерировать.


...Cнова возвращаюсь к нашему телефонному разговору, к ее требованию сказать, почему из всех я выбрал ее.
- Условие принимается, - говорю я. - Я сам себе дал слово стараться говорить только правду тем, кто мне дорог. Ты когда-нибудь собирала марки?
- А?... Нет. И вообще, при чем тут марки?
- При том. Это по существу, Анна-Луиза. И это как раз правда.
- Слушаю.
- Значит, марки. На планете штук сто разных маленьких государств, у которых процентов примерно восемьдесят семь национального валового продукта приходится на доходы от продажи марок детишкам в индустриально развитых странах. Чтобы подогреть покупательский интерес, идут на любые ухищрения - отсюда марки с голографическими изображениями разных героев мультяшек поверх обработанной лазером золотой фольги: потрешь их пальцем - они поют. Марки с рекламой. Всех уловок и фокусов не перечесть.
Ну и я, конечно, тоже собирал марки и аккуратно размещал их в специальном альбоме, потихоньку сколачивал свой первый капитал и заодно учил географию и запоминал всякие занимательные факты, например, какие страны экспортируют полевой шпат и ячмень. Но самое увлекательное в этом деле - совершать воображаемые путешествия. Моя коллекция стала для меня каталогом тех мест на планете, где я хотел бы побывать, но где, как я понимал, побывать мне, может, и не доведется - слишком далеко, слишком дорого, да мало ли еще что... в общем, побывать там я только и мог, листая мой альбом с марками.
И была там одна страна, захудалый арабский эмират, где даже нефти нет, - так они придумали выпустить серию марок с отдушкой. Я покупал их в бостонской филателистической фирме Харриса по шестьдесят девять центов за штуку. И весь мой альбом насквозь пропах этими духами, то есть у него с тех пор появилось еще одно свойство, которого раньше ему явно не хватало, - свой особый запах, как, допустим, у лососевой протоки, его ведь ни с чем не спутаешь. Или как запах дома, твоего дома.
Так вот, суть всей этой истории в том, что когда я первый раз увидел тебя возле фотокопировальной машины..., ну да, мы с тобой почти сразу перешли на телемарафонский и всякое такое, но главное - от тебя тогда пахло теми духами... это был запах моего альбома с марками, запах стран, где я мечтал побывать, но где, как я думал, мне побывать не доведется. В общем, от тебя пахло так, будто в тебе - целый мир.


Дуглас Коупленд. Планета шампуня

Скрытый текст:
Для просмотра скрытого текста необходимо авторизоваться
   Top
Andriy
Отправлено: 01 Августа, 2011 - 13:35:44
ID


Житель Донецка №1


Сообщений всего: 1109
Дата рег-ции: Сент. 2004  
Откуда: Україна
Репутация: 19




2B:
или ущипнуть за задницу - мелочь, а приятно
Понятно всем коллегам? Хотите сделать сделать приятное этой женщине - попытайтесь ущипнуть её за задницу! Подмигну-ка Купить конфет, цветов, стать сапожником или водителем троллейбуса - гораздо более затратный способ Обхохочешься!

(Отредактировано автором: 02 Августа, 2011 - 03:01:25)

   Top
2B администратор
Отправлено: 01 Августа, 2011 - 14:28:35
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Andriy, ну конечно, как же ты мог пройти мимо такого Обхохочешься!
   Top
Andriy
Отправлено: 04 Августа, 2011 - 20:22:42
ID


Житель Донецка №1


Сообщений всего: 1109
Дата рег-ции: Сент. 2004  
Откуда: Україна
Репутация: 19




Когда вы должны сделать 5 вещей, вы делаете их быстро. Но когда вы должны сделать 500 вещей, вы чувствуете себя настолько подавленным,что единственное возможное для вас действие - это просто сидеть и смотреть на них. А в итоге не делается ничего. К сожалению, так поступают большинство людей в информационной безопасности - они не делают ничего, потому что понятия не имеют, как к этому приступить. Однако игнорирование только усугубляет положение вещей. С чего начать? Лучше всего начать с десятки SANS.

Руководство по защите от хакеров, 2002 год издания, автор - Эрик Коул, профессор университета Джорджтауна, в прошлом сотрудник ЦРУ, ведущий лектор SANS.

Эта книга ещё в 2004-м году читалась в бумажном варианте, сегодня была частично повторена при установке на книжную полку. Кстати, десятка SANS - это уже двадцатка...

(Отредактировано автором: 04 Августа, 2011 - 23:55:42)

   Top
2B администратор
Отправлено: 04 Августа, 2011 - 20:32:11
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Andriy:
Лучше всего начать с десятки...
Что это значит? Да ну?
   Top
Andriy
Отправлено: 04 Августа, 2011 - 23:39:30
ID


Житель Донецка №1


Сообщений всего: 1109
Дата рег-ции: Сент. 2004  
Откуда: Україна
Репутация: 19




2B:
Что это значит?
Сейчас дополню исходный текст Подмигну-ка
   Top
2B администратор
Отправлено: 10 Августа, 2011 - 15:20:38
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Ты родилась через десять месяцев после нашей свадьбы, куда позже положенного срока. И, едва ты родилась, наша жизнь, словно по мановению волшебной палочки, превратилась из беззаботной бедности в борьбу за принадлежность к среднему классу. Одно из обстоятельств, связанных с появлением детей, о дочь моя, состоит в том, что даже самые беспутные нищие внезапно обнаруживают, что живут в собственном доме. Родители начинают тайком совать вам деньги; незнакомые люди в аптечной очереди начинают от всей души рассказывать, как важен процесс роста, пока вы ждете, чтобы заплатить за молокоотсос. Все это быстро затягивает. Однако в конце концов именно вам приходится платить по закладным. Так общество потихоньку связывает вас по рукам и ногам.
А теперь позволь рассказать еще немного о моей нынешней жизни - соберись с духом, потому что она отнюдь не ослепительна: я живу в разъездах. Работаю на средних размеров компьютерную фирму, которая называется "Иммудин". Я отнюдь не высоколобый интеллектуал - просто молодой человек в костюме, который ездит на наводящей тоску обыкновенной машине, вечно торчит в аэропортах с чемоданом, полным брошюр, дискет, зубной пасты для курильщиков, а потом жует раздаваемые в самолете жареные орешки, сидя в перекондиционированном номере гостиницы перед телевизором, по которому демонстрируют какую-нибудь ночную программу. Я чувствую себя героем анекдота, который мог бы рассказать лет десять назад. Но, как известно, жизнь рано или поздно загоняет тебя в ловушку.
Пока ты молод, тебе всегда кажется, что жизнь еще не началась, что "жизнь" запланирована на следующую неделю, следующий месяц, следующий год, после каникул - когда-нибудь. Но вдруг ты понимаешь, что уже не молод, а запланированная жизнь так и не наступила. И ты спрашиваешь себя: "Ладно, а как же тогда называется то, что происходило со мной до сих пор,- эта интерлюдия, это лихорадочное безумие?"


Дуглас Коупленд. Жизнь после Бога

Скрытый текст:
Для просмотра скрытого текста необходимо авторизоваться
   Top
Коля Логан
Отправлено: 12 Августа, 2011 - 21:20:01
ID


почетный участник


Сообщений всего: 4204
Дата рег-ции: Июль 2008  
Откуда: Донецк, Украина
Репутация: 28




Andriy:
Когда вы должны сделать 5 вещей, вы делаете их быстро. Но когда вы должны сделать 500 вещей, вы чувствуете себя настолько подавленным,что единственное возможное для вас действие - это просто сидеть и смотреть на них. А в итоге не делается ничего.

Этот чувак крут - он мимоходом сформулировал суть прокрастинейшна. Отлично!
   Top
krre
Отправлено: 13 Августа, 2011 - 20:36:17
ID

компьютерный мультипликатор


Сообщений всего: 2067
Дата рег-ции: Дек. 2008  
Репутация: 27




1 О знамениях: вот, настанут дни, в которые многие из живущих на земле, обладающие ведением, будут восхищены, и путь истины сокроется, и вселенная оскудеет верою,
2 и умножится неправда, которую теперь ты видишь и о которой издавна слышал.
3 И будет, что страна, которую ты теперь видишь господствующею, подвергнется опустошению.
4 А если Всевышний даст тебе дожить, то увидишь, что после третьей трубы внезапно воссияет среди ночи солнце и луна трижды в день;
5 и с дерева будет капать кровь, камень даст голос свой, и народы поколеблются.
6 Тогда будет царствовать тот, которого живущие на земле не ожидают, и птицы перелетят на другие места.
7 Море Содомское извергнет рыб, будет издавать ночью голос, неведомый для многих; однако же все услышат голос его.
8 Будет смятение во многих местах, часто будет посылаем с неба огонь; дикие звери переменят места свои, и нечистые женщины будут рождать чудовищ.
9 Сладкие воды сделаются солеными, и все друзья ополчатся друг против друга; тогда сокроется ум, и разум удалится в свое хранилище.
10 Многие будут искать его, но не найдут, и умножится на земле неправда и невоздержание.
11 Одна область будет спрашивать другую соседнюю: "не проходила ли по тебе правда, делающая праведным?" И та скажет: "нет".
12 Люди в то время будут надеяться, и не достигнут желаемого, будут трудиться, и не управятся пути их.


Библия, (3Ездр.5:1-12)

Раньше я игнорировал неканонические книги Ветхого завета, но теперь полюбопытствовал заглянуть и обнаружил там немало интересного.
   Top
2B администратор
Отправлено: 25 Августа, 2011 - 10:26:16
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Есть радость в военном походе. Есть в нем и поэзия, и музыка. Это то, что нам суждено свершить в этом мире, если ты стал воином. Вам этого не понять, тем, кто сидит в городах и жиреет. Подлинное военное искусство - это не бессмысленное разрушение. Это восстановление справедливости там, где она должна быть восстановлена, и это святое дело.

Для меня сейчас самые рабочие времена. Воистину, нет ни минуты для отдыха. Но мне ничего другого и не надо. Что еще остается делать, если не строить планы творить, осуществлять задуманное? Это - спасение наших душ. Вслушайтесь в музыку во дворе: арфист играет и своей музыкой платит за право своего рождения. Посмотрите на златокузнеца, склоняющегося над своей работой. Плотник, рыбак, писец, жрец, царь - выполнением нашего долга мы выполняем заповеди богов, и это единственная цель нашей жизни, для которой мы и созданы. Очень часто по капризу богов мы оказываемся брошены в случайный мир, где правит неуверенность. И среди этого хаоса мы должны создать себе надежное место. Это достигается нашей работой. Моя работа - быть царем.
Я тружусь, трудятся и мои люди. Храмы, каналы, городские стены, мостовые - как можно когда-либо перестать чинить и перестраивать их? Такова наша доля. Обряды и жертвы, которыми мы держим в подчинении буйные силы хаоса, - как можем мы перестать их исполнять? Такова наша доля. Мы знаем наши задачи, мы знаем, как их выполнять, мы выполняем их - и тогда все прекрасно. Послушайте только эту музыку во дворе! Слушайте!
Скоро - хочется надеяться, что не так скоро, но я готов, когда бы ни пришлось - я должен буду свершить свое последнее путешествие. Я уйду вниз, в тот темный мир, из которого нет возврата. Подле меня будут мои музыканты, наложницы, управляющие и прислужники, мой возничий, мои акробаты, мои певцы. Мы вместе принесем жертвы богам там, внизу, жертвы Эрешкигаль и Намтар, Энки, Энлилю - всем, кто управляет нашими судьбами. Да будет так. Теперь, когда я думаю о том, что так будет, это не волнует меня. Я никогда не думал над тем, чтобы вернуться в Дильмун и выклянчить себе еще одну жемчужину Стань-Молодым. Так не положено. Древний жрец, Зиусудра, пытался мне это объяснить, но мне пришлось самому научиться этому. Что же, теперь я знаю.
Свет солнца уходит. На крыше храма надо совершить обряд, и я должен спешить. Я царь, это мой долг. Мы чтим Нинсун, мою мать, которую я объявил богиней в прошлом году, когда дни ее на земле были сочтены. Я уже слышу вдали пение, а в воздухе запах жареного мяса. И вот конец всем моим рассказам. Я много говорил о смерти, своем враге. Я с ним отчаянно сражался, но больше не стану говорить о ней. Я ходил под тенью великого страха перед ней. Но теперь я в мире со смертью. Я понял истину, которая заключается в том, что избежать смерти можно не через мази и снадобья, а в выполнении своего долга. Здесь обретаешь спокойствие и смирение.
Я выполнил мою работу, и буду работать еще. Я создал себе имя, которое переживет века. Гильгамеш не будет забыт. Он не будет покинут, чтобы скорбно волочить крылья в пыли. Они вспомнят меня с радостью и гордостью. Что они обо мне скажут, потомки? Скажут, что я жил, и жил хорошо. Что я сражался, и сражался как надо. Что я умер, и умер достойно. Я боялся смерти больше, чем кто-либо из живущих, и дошел до конца света, чтобы от нее убежать. А вернувшись, я больше не думал о ней. Вот истина. Я теперь знаю, что не надо бояться смерти, если мы выполняли свой долг. А когда перестанешь бояться смерти, то значит - смерти нет.
И это самая истинная истина, которую я знаю: СМЕРТИ НЕТ.


Роберт Силверберг. Царь Гильгамеш

Скрытый текст:
Для просмотра скрытого текста необходимо авторизоваться
   Top
2B администратор
Отправлено: 01 Сентября, 2011 - 23:51:54
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Начав с любой отправной точки, можно составить полное досье на кого-либо. Не важно, с чего начинать – номера социального страхования, MAC-адреса, адреса электронной почты, автомобильного номера. Из этой информации можно получить все о ком-либо. Иногда вы можете связать один кусочек информации только с одним другим, иногда вы получаете все оптом.

Они не тратят время на автоматическое сканирование всей Сети, как Google, они предлагают вам делать это за них. Я Боб, и мне понравился этот сайт. Клик. Зачем вы это сделали? Я не знаю. Фейсбук говорит вам, что это что-то говорит вашим друзьям о вас, что-то важное для ваших друзей. Чушь. Ваши друзья это ваши друзья, они и так все что нужно о вас знают. Это Фейсбуку нужно знать, какие вам сайты нравятся. Никто из вас не перестанет это делать, но задумайтесь об этом.

EBay, PayPal and Skype. Теперь это одна компания. Все, за что вы платите в Сети, все с кем вы общаетесь по телефону, все, что вы ищете на EBay. Эта компания знает о вас все. И, кстати, что более важно, вашу финансовую информацию. Два из этих трех сервисов вы используете с привязкой к своим деньгам. Вы покупаете вещи. У них есть ваши банковские счета, ваши кредитные карты, и ваш домашний адрес, куда вы заказываете доставку. Они до нелепости много знают о вас. Ваше местоположение, и, кстати, ваших друзей, ваших знакомых, вашу деловую активность, все у них. Когда я нанимаю следователя, я признаю, я плачу ему иногда по PayPal. Это гораздо проще, чем отправлять чеки по почте.

Был человек, он пришел домой, и якобы сидел женой на кухне, несколько плохих людей в лыжных масках врываются в дом, он с ними борется, его ранят, убивают его жену, и убегают, он звонит 911. Ну, Боже благослови следователя из Флориды, который расследовал это дело, потому что он обнаружил, что несколько месяцев назад этот парень гуглил «травма вызываемая ранением в правую часть груди». Мистер Барбер был приговорен к смертной казни, и приговор принесен в исполнение. Вы – это то, что вы гуглили.


Стивен Рамбам. Анонимности нет, смиритесь.

Скрытый текст:
Для просмотра скрытого текста необходимо авторизоваться
   Top
Коля Логан
Отправлено: 01 Сентября, 2011 - 23:56:59
ID


почетный участник


Сообщений всего: 4204
Дата рег-ции: Июль 2008  
Откуда: Донецк, Украина
Репутация: 28




2B:
Стивен Рамбам. Анонимности нет, смиритесь.

Paranoia Fuel. Да ну?
Причем вполне реальный такой... :(
Радует, впрочем, что я из другой страны. Это американцы уже под тотальным контролем.
For a moment a strange green fire seemed to flash from the eyes of the Mongol leader. A heavy deadly kind of a thing that you could hardly call a smile drew itself through his fine wispy beard. The strange kind of smiley thing would signify (briefly) to anyone who was stupid enough to look that there was nothing a Mongol warlord liked better after a day hacking people to bits than a big night out.


Douglas Adams and Graham Chapman. The Private Life of Genghis Khan.

(Отредактировано автором: 02 Сентября, 2011 - 00:15:13)

   Top
2B администратор
Отправлено: 17 Октября, 2011 - 16:32:14
ID


администратор


Сообщений всего: 17831
Дата рег-ции: Июль 2004  
Откуда: Ирпень, Украина
Репутация: 55




Беседа о футболе, однако, была очень приятной. То, что говорил один, редко совпадало с тем, что сообщал другой, ибо, как все люди, они лучше помнили собственный вымысел, чем действительные события. Но они выслушивали друг друга со снисходительной уступчивостью, ибо каждый из них интересовался не столько тем, что говорил другой, сколько тем, что собирался сказать сам. Каждый с нетерпением ожидал окончания речи собеседника, чтобы приступить к изложению собственного мнения; разговор напоминал игру в футбол, где один старается вырвать мяч у другого, чтобы ударить самому.


Александр Козачинский. Зелёный фургон
   Top
Страниц (14): В начало « ... 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 ... » В конец
Сейчас эту тему просматривают: 1 (гостей: 1, зарегистрированных: 0)
« литература »


Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только зарегистрированные пользователи могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 




www.g-2b.com


Powered by ExBB. ExBB FM 1.0 RC1 by TvoyWeb.ru. InvisionExBB Style converted by Markus®, edited by 2B. Smiles by Aiwan, Connie and others. Hosted by Peleng.

[Script Execution time: 0.0668]     [ Gzip Disabled ]